May. 21st, 2011

stroler: (Default)
19 мая в Большой аудитории Политехнического музея в Москве состоялось вручение премии «Поэт» 2011 года В.А. Сосноре. Лауреат, которого зал дважды приветствовал стоя, написал к церемонии вручения речь; ее озвучил в Политехническом Владимир Новиков.

ПОЭЗИЯ И ПОЭТИКА


Да простится мне, я буду говорить не о поэзии, а о поэтике. Поэзия − слишком широко употребляемый термин, поэзия − это всё: и природа, и впечатления, и любовь, и сны, и явь, и скорость, и солнце, и тьма − можно перечислять без конца, и словесность, и немота, и т. д. и т. п. − в общем, гуляй, душа, лишь бы было что за душой.

Поэтика − термин намного уже, это стихи, не что и о чем, а как написано. И тут мы сталкиваемся с парадоксом: вроде бы чьи-то стихи захватывают, так сказать, душу, щекочут нервы, вызывают смех и слезы, а закрываешь книгу − и как будто ничего не читал.

Небольшое отступление.

Советское общество в сталинском понимании не могло дать «я», а «мы» превратилось в, так сказать, поэтическое мычание. О поэтике советских поэтов не могло быть и речи, царила поэзия рабского труда.

Тридцать лет я вел в Ленинграде разные ЛИТО, их было, кажется, не меньше десяти.

Зачем приходили юные поэты? Кто-то внушил им, что на ЛИТО они научатся писать стихи. Научились? Нет. Пошли на филфак. Научились? Нет. Мечта советской и постсоветской интеллигенции о том, что можно научить кого-то искусствам, не сбылась. Нельзя.

Я бы очень осторожно употреблял термин «поэзия». В моем словаре вообще такого термина нет. Но, читая эту современную «поэзию», я обнаруживаю, что в этих рифмованных или же безрифменных текстах что-то не заметно «поэзии» − это в основном зарифмованные или верлибровые рассуждения на моральные, бытовые или полуполитические темы. И вообще этот термин «поэзия» неприменим сегодня. Да и всегда.

Термин «поэзия» − это самовыражение и проч., и проч.

Если поэт интересен ритмически, значит, им пойман ритм своего организма. Ритм, а не «мысль» − мысль оставим философам. И истинная проза должна быть ритмична. Недаром Гоголь назвал свои «Мертвые души» поэмой. Если нет ритма в писанине, то это не проза, а беллетристика.

Что же в таком случае эта пресловутая «поэзия»?

Думаю, что это явление скорее генетическое, а отнюдь не литературное. Скорее, это явление паранормальное, а отнюдь не объяснимое. Я говорю о больших поэтах, а не о хороших и разных, этих несметно, а заметных − единицы. К заметным я мог бы причислить, скажем, Пушкина, имеющего в предках арапа Ганнибала; результат − сам Пушкин и его брат Лев, и его учитель Батюшков.

Батюшков имел двух братьев и дядю, и они вышли из «нормальной» жизни в «паранормальную» − все четверо, только трое не писали стихов, а Батюшков писал.

Мне кажется, что русской литературе пора выходить из аморфных определений так называемого творчества к практическим определениям, что давно сделано западной литературой. То есть от ханжества к реальности. Ханжество − это общественные взоры на литературу, а реальность − это резко индивидуальная постановка «Я». Я-ритмика.

Мы еще не умеем быть собой, то есть давать себе отчет − что и откуда. Честный отчет. А стоило бы, но мешает мелочь − быт. Чрезмерно бытовой взор на окружающую жизнь и на себя. Не проще ли отбросить эту мелочь к Батюшкову. Не надо удивляться паранормальным явлениям, а в простонародье «безумиям», скажем прямо, гениев. В искусствах это дело обыденное. Скажем, столь ценимый в советское время Хемингуэй был из этой плеяды паранормальных, а до него − Флобер, его ученик Мопассан, японец Акутагава, Вирджиния Вулф и т.д., а у нас Хлебников, Маяковский, Цветаева, Мандельштам, то есть целая плеяда «паранормальных» гениев.

Резонный вопрос: что же делать нормальным поэтам?

А ничего. Жить в своем уютном нормальном обществе и вкушать плоды этого общества.
Точка.

А за точкой: жить так, как пишут на TV рекламу:
− Доширак − с любовью!

Апрель 2011 года​

Источник http://www.openspace.ru/literature/projects/175/details/22526/
stroler: (Default)

Роман Солнцев, 1939-2007

Роман Солнцев
Похвала друзьям

Друзья мои от Омска до Читы,
умеющие спичку резать волосом
на две, умеющие тихим голосом
рассеивать влиянье темноты,
я помню вас, бродяги, мастера!
Как пес, что лезет на берег из озера,
я лапами сучу, ворча незлобливо,
за пишущей машинкою с утра.
Но если кто мне телеграмму даст,
куплю билет... И на лесной полянке
я плюну на бессмертье ради пьянки:
на что мне вечность, милые, без вас?
Или из вас любому – без меня?
(А все мы вместе – точно!–не бессмертны.)
Налейте ж мне. А ты оставь советы,
печальный страж невечного огня!

1975
stroler: (Default)
так называется футурологический роман моего друга и бывшего сокурсника, живущего сейчас в США. Роман яркий, увлекательный, ещё ожидающий своего издателя.
Герой романа - крупный российский астрофизик внезапно обнаруживает, что, согласно уточнённым расчётам, наше светило должно взорваться через 6,28 лет (по иронии судьбы - двойное "пи"). Его друг и коллега в США подтверждает - ошибки в расчётах нет...
Роман прислан мне в рукописи, поэтому излагать его дальнейшее содержание я считаю себя не вправе.
А вспомнил я о романе, прочитанном мною почти семь недель назад (!) понятно в связи с чем... Подумалось, что , если бы человечество знало о приближении конца света так же точно, как герой-астрофизик, мы сейчас наблюдали бы мощнейшую вакханалию.

Profile

stroler: (Default)
stroler

January 2013

S M T W T F S
  12 345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags